В раздел «Неопубликованное»  |   На главную страницу

В.П. Фраёнов

Римский-Корсаков. Лекция 7

«Золотой петушок»

Читать: Игорь Глебов, «Симфонические этюды», глава «Скоморошье царство» [1].

«Кащей Бессмертный», «Золотой Петушок» – эти оперы готовят искусство более позднего времени: «Жар-Птица», «Петрушка» (танец Додона и Шемаханской царицы [ведёт к вальсу Арапа и Балерины] в «Петрушке»).

«Золотой петушок» по сказке Пушкина – последняя опера Римского-Корсакова. Сочинялась в 1906–1907 годах. Относится условно к числу сказочных опер. Либретто В. И. Бельского. Бельский был безоглядным поклонником музыки Римского-Корсакова и <…> любителем древнерусской литературы (знал её всю), а также русского фольклора. Прибавьте к этому литературную одаренность. Но это не лучшее его творение: перерабатывать Пушкина вообще рискованно. У Бельского все сделано несколько топорно, в тексте есть включения стилистически чуждые. Другое дело, что [Бельскому пришлось этим заниматься, потому что] Пушкин оперных либретто не сочинял. При жизни Римского-Корсакова опера не была исполнена (только симфонические фрагменты). Он не успел [довести оперу до постановки], да и цензура не пропускала (вычеркивала даже стихи Пушкина) [2]. <...>

Считается, что «Золотой Петушок» – опера-сатира. Заявление не лишено оснований, но это преувеличение, не стоит его переоценивать и усматривать здесь сатиру на Александра I или Николая II. Скорее, [современники] так ее воспринимали, потому что она отражала умонастроения общества. В опере остались такие мотивы, как насмешка над пороками, над раболепием, тупостью и так далее, это совершенно ясно. Но правильнее было бы сказать, что Римский-Корсаков осовременил сюжет, причем не в сторону злободневности <…>, а на более высоком уровне. Здесь [затронуты] темы общие и вечные: тоталитаризм, деспотизм, духовное рабство (в котором оказываются Додон, бояре и народ). Сатирическая сказка оборачивается трагедией: размышления о судьбе государства, народа, и… как это всё невесело. В основе своей это весьма трагическое сочинение.

Опера и либретто от Пушкина отличается чрезвычайно, это совершенно разные произведения. Сказка Пушкина – одно из высших его достижений, сочинение абсолютно оригинальное и, по-видимому, самое загадочное. Фольклорных источников у этой сказки нет. На один [литературный] источник указывает Анна Ахматова: это сказка малоизвестного американского писателя [«Легенда об арабском звездочете» из сборника новелл «Альгамбра» В. Ирвинга] [3]. Ситуация «дал слово – держи» указывает на библейскую историю с Саломеей. <…>.

У Пушкина это одно из самых многослойных произведений. Здесь контрапункт смыслов и сюжетов, как в «Каменном госте» или в том же «Евгении Онегине». Множество смыслов [в одном произведении] является признаком большого искусства ([«Дон Жуан»] Моцарта). В оперной литературе нечто подобное есть в «Хованщине», где соединено, можно сказать, несколько опер на разные сюжеты. А у Бельского в либретто «Петушка» такого нет: нет динамики Пушкинского действия (то есть она есть, но в меньшей степени), выделен и упрощен основной драматургический конфликт: царь Додон – Шемаханская царица. В опере Додон представлен в бытовом плане, он сильно измельчал. Всё приближено к оперным нормам: вводится ключница Амелфа, действие короткой сказки растягивается на три оперных акта, противопоставляются «реальный» мир и мир фантастический. Хотя эти миры неодноплановы и неоднозначны, особенно Шемаханская царица: она многолика и загадочна без разгадки, как сфинкс. Есть обстановка таинственности, необъяснимых связей между действующими лицами, но это происходит не столько от Пушкина, сколько от современного Римскому-Корсакову искусства модерна со свойственной ему алогичностью.

Таким образом, противопоставляются мир условно реальный и безусловно фантастический, они в оппозиции. Если очень схематизировать, то тут произошла рокировка [после] «Кащея», в котором фантастика была вопрощением зла, а «реальное» – воплощением добра. А здесь «реальное» – всё сплошь отрицательное. Хотя я не знаю, Шемаханская царица и Звездочет, – они положительные персонажи? Наверное, ближе к тому… [Во всяком случае], в [этих образах] есть связь с красотой, поэзией.

Весь ход истории русской оперы приводит к тому, что Римский-Корсаков в «Золотом петушке» изображает чувства, но не выражает их. Для всего строя оперы характерно нарочитое, дикое смешение театральных жанров. С одной стороны, есть элементы балагана, с другой – признаки утончённейшего символистского театра. Сильное выражение имеет [так называемая] театральность: применяется вошедший в моду драматургический прием «театр в театре». Другие примеры «театра в театре» – веристские оперы «Паяцы», «Тоска». Здесь [это сделано] по-своему: это то, что принято называть «театр масок». Герои воспринимаются не как персонажи или живые действующие лица, а как маски (Звездочет, [который появляется перед занавесом во Введении и Заключении]. Образы условны, потому что присущие им свойства даны в концентрированном виде (сгущенность черт до гротеска), и почему они так действуют, неясно. Это, в сущности, близко театру марионеток. Таким образом, [«Золотым петушком»] в оперном театре был открыт путь к модернистской опере. На подходе были «Соловей» Стравинского [4], «Любовь к трем апельсинам» Прокофьева [5]: здесь тоже маски, условные образы, [а не живые, действующие лица], и уж тем более не люди (как в «Евгении Онегине»). В 20-е годы XX века стали писать оперы для кукольного театра [6].

Изощренная драматургия «Золотого петушка» находится на грани с эстетством. Если «Садко» это музыкальная иллюстрация к творчеству Васнецова, «Сказание о граде Китеже» – Нестерова, то «Золотой петушок» это иллюстрация к мирискусникам. Эстетика «Золотого петушка» оказывается чрезвычайно им близкой.

Два слова о мирискусниках. «Мир искусства» [7] это группа художников, в которую, в частности, входил И. Я. Билибин. Он был создателем иллюстраций [к сказкам Пушкина. В иллюстрациях] к «Золотому петушку» [соединились] русская древность и японские гравюры (Хокусай) [8]. Римский-Корсаков [в свою очередь] оказывал влияние на художников «Мира искусства». Билибин посвятил ему иллюстрации к «Царю Салтану» [9].

Издавали они журнал «Мир искусства» – роскошнейший из существовавших когда-либо. Каждый выпуск – произведение искусства. Он не мог приносить доход и издавался на деньги княгини Тенишевой <…> Рябушинский (банк Рябушинских), Савва Иванович Мамонтов – эти люди давали деньги. С. П. Дягилев [10] и А. Н. Бенуа [11] – создатели и редакторы журнала, а сотрудниками были все [входившие в группу «Мира искусства»]. Вокруг [Дягилева и Бенуа образовалась] большая компания всего, что было молодого и талантливого. Ближайшее окружение: Бакст, Добужинский, Серов, каждый из них – крупный художник. Сюда же: Билибин, Рерих. В их выставках принимал участие Нестеров, который ценил это общество и придавал ему значение. Собирались главным образом на квартире у Бенуа, а он был главным смотрителем Эрмитажа. Остроумова-Лебедева – художница, которая рисовала в основном петербургские пейзажи. Рерих мог отправиться на Русский север (Карелия, Белое море) и там писать огромное количество эскизов. Он открыл красоту северной природы и архитектуры в северном варианте: например, [его картина] «Псково-Печерский монастырь» [13]. Его путешествию «Мир искусства» посвятил специальный выпуск, где впервые были воспроизведены уникальные эскизы.

[Художественно-литературный] журнал «Аполлон» печатал все, что было талантливого вокруг [12].

К чему я веду речь. Мирискусничество, подобно передвижникам [14], возникло как противопоставление академизму. Но «Мир искусства» был и против передвижников, хотя признавал их историческое значение. Интересы передвижников были очень узкими (Перов, Крамской). В отличие от них, ориентир «Мира искусства» был именно на вечные духовные ценности. Мирискусники смотрели на вещи шире и ощущали себя западноевропейцами, и жили либо в самой Европе, либо в самом европейском из русских городов – в Петербурге. Они были абсолютно убеждены, что искусство призвано художественно-эстетически преобразовывать мир. Они выдвигали идею чистого искусства, что было очень распространено в Западной Европе. Они были близки западноевропейскому модерну в разных проявлениях и символизму западному и отечественному. «Интеллигенты недобитые»: такую резкую критику они получали от революционеров-демократов и жестоко полемизировали с [В.В.] Стасовым.

Существенное свойство их искусства – умение почувствовать обаяние прошлого. Одним из самых последовательных в этом смысле был Бенуа, у него две любимые темы: Версаль эпохи Короля-солнце (в Третьяковке есть маленькая картина [15]) и город Петербург его славных времен [XVIII - начало XIX века]. Лучшее в его творчестве это иллюстрации к «Медному всаднику» [16]. Мирискусники были люди весьма культурные, и для их восприятия (элегантные блеклые тона, обаяние стиля рококо) нужен навык смотрения картин. Они ценили не только Русский Север, но и строгость ампира, и тут-то им и нужен был Петербург. А они его знали: Бенуа, например, знал историю Петербурга насквозь. Для них характерен декоративизм, и это не отрицательная характеристика. Мирискусники не ограничивались собственно живописью и графикой, они очень охотно работали в области театральной живописи и воспрославились именно в ней: Дягилев[ские постановки опер и балетов в оформлении Рериха, Бенуа, Серова, Бакста, Коровина, Билибина и других художников] [17]. И в области книжной иллюстрации. Вот, например, иллюстрации Билибина к «Золотому петушку»: какое изящество, тонкость линий [18]. Очень они были склонны к новым и новейшим средствам живописи. Серов, Коровин.

Всерьез [эти художники в России] существовали до революции, остатки продолжали существовать до середины 1920-х годов. Рерих ездил в Индию, Бенуа и Дягилев работали в Париже, Добужинский - в Литве.

«Золотой петушок» это абсолютно новая музыка. Римский-Корсаков использует приемы: а – до крайности простые и в отношении царя Додона грубые, бэ – сверхсложные. Противопоставлены примитивизм и изощренность в духе позднейшего романтизма ([это есть] полистилистика).

Несколько слов о характеристике действующих лиц. Римский-Корсаков отступает от привычных для него способов музыкальной характеристики (это наметилось уже в «Кащее»). Для комических персонажей (это касается Додона и народа) Римский-Корсаков очень охотно использовал фольклорные цитаты, но – в отличие от всех остальных опер – он обращается не к старым [крестьянским] песням, а к бытовым городским, и [музыка Царя Додона] напоминает лубочный стиль [19], вошедший в ХХ век. Любовное признание Царя Додона – на мелодию «Чижика» в чистом виде [с. 136] [20] или в виде военного марша. В «музыке народа» узнаётся кант XVIII века, скорее, карикатура на кант. Эпизод, где народ оплакивает царя [со с. 218]: здесь Римский-Корсаков несколько пародирует хоровые плачи Мусоргского.

Если и есть крестьянская песня, то в странном сочетании: это самое начало I действия (потом будем слушать). Первое, что говорит Царь Додон: «Я вас всех затем созвал», – прямо как цитата из Гоголя [21]. А чисто мелодически… Корсаков в «Летописи» пишет, что отец играл и пел «Шарлатарла из партарлы» [22]. В оркестре – торжественный марш (напоминает марш Черномора), и мелодия тоже превращается в торжественный марш. Или: та же фольклорная мелодия в сочетании с классицистской трелью и каденцией [с. 12]. <…>

О фантастике: многоцветье блеска, по преимуществу это Восток, роскошный и варварский. («Варварский» – не отрицательная характеристика. Варвар значит «бородатый»: так называли греки иноземцев. Вот греки любили заниматься гимнастикой, любили лицезреть хорошее тренированное тело, но не носили золота. В отличие от варваров.) Происходит, мне кажется, от «Персидского хора» [в «Руслане и Людмиле»] Глинки. «Персидский хор» – это замечательно красиво, необычайно привлекательно, соблазнительно и опасно. Фактически то же самое в «Золотом петушке».

Шемаханская царица очень многолика, это совершенно загадочный персонаж. [Стороны её музыкальной характеристики] так заострены, что почти переходят в гротеск (они не карикатурны, но очень заострены). Если это высокая поэзия, то очень холодная (хотя в высокой поэзии, кажется, так и полагается). Есть и иное: музыка искренняя, лирическая (ариозо «Между морем и небом» [со с. 139]).

Звездочет (тенор альтино) менее таинственный, но он и звучит меньше. Он холодный, чем подобен Берендею [в «Снегурочке»], [его музыкальная характеристика] представляет картину звездного неба. Лейтмотив [Введение, с. 7]:

Музыкальный стиль. Музыка замечательно оркестрована, основа стиля – инструментовка. Но музыкальный язык здесь проще, чем в «Кащее» и в «Китеже». «Китежский» оркестр [из трёх последних опер] самый насыщенный. «Кащей» более насыщен в гармоническом отношении, в нём вообще мало тональной музыки: в «Золотом петушке» ее гораздо больше, так как в музыке больше узнаваемых характеров. Формы очень напоминают «Кащея Бессмертного»: периодический склад (можно находить периоды и т.д.), но формы разомкнутые, переходят друг в друга.

Музыкальный язык «Золотого петушка» не массивный, партитура довольно камерная, замечательная, в ней много чудес. Самым искусным образом развиваются лейтмотивы. Лейтмотив Звездочета [Введение, с. 7], как и Петушка [Введение, начало], имеет подчеркнуто инструментальный характер. В гармонии – сочетание музыки тональной и модальной, [Корсаков применяет] увеличенный и уменьшенный лад. С первых же тактов (лейтмотив Петушка) – два мажорных трезвучия в малотерцовом соотношении: уменьшенный лад.

[нотный пример]

[Лейтмотив Звездочета – два мажорных трезвучия в большетерцовом соотношении: увеличенный лад].

[нотный пример]

Начало II действия: «оробелая рать Додона» – [целотоновый] лад.

[нотный пример]

Там, где Петушок клюнул Додона – совмещение двух увеличенных трезвучий в малосекундовом соотношении [с. 216].

[нотный пример]

Почти во всех операх Римского-Корсакова некто встречается с необычайной красотой. Здесь это представлено в карикатурном виде.

[прослушивание оперы]


[1]Асафьев Б. В. Симфонические этюды. 2-е изд. Л., 1970.
[2]Опера впервые поставлена в 1909 в «Опере С. И. Зимина» в Москве. В 1914 «Золотой петушок» поставлен в виде балета Дягилевым, о чем Виктор Павлович упоминал в лекции. См.: Парфенова И., Пешкова И. Дягилев и музыка / Общ. ред. О. В. Фраёновой. М., 2017. С. 122.
[3]Анна Ахматова о Пушкине: статьи и заметки. 3-е изд. М., 1989.
[4]Опе­ра «Со­ло­вей» по сказке Х. К. Ан­дер­се­на. I действие окончено в 1909, II и III – в 1914. Впервые поставлена в 1914 в Па­риже в одном из Дягилевских сезонов.
[5]Опера «Любовь к трем апельсинам» по сказке К. Гоцци. Окончена в 1919, впервые поставлена в 1921 в Чикаго под управлением автора.
[6]Для театра марионеток написаны в том числе оперы «Нуш-Нуши» П. Хиндемита (1921), «Балаганчик маэстро Педро» М. де Фальи (1923).
[7]Кулаков В. А. МИР ИСКУССТВА // Большая российская энциклопедия. Электронная версия (2017); https://bigenc.ru/fine_art/text/2216763
[8]Юсупова А. И. КАЦУСИКА Хо­ку­сай// Большая российская энциклопедия. Электронная версия (2016); https://bigenc.ru/fine_art/text/2054136
[9]На лекции демонстрировалось иллюстрированное Билибиным издание «Сказки о царе Салтане» с посвящением Римскому-Корсакову (1905 г.). В воспроизведении 1962 года (издание Главного управления «Гознак») это посвящение снято издателем.
[10]Кулаков В. А., Фраёнова О. В. ДЯГИЛЕВ // Большая российская энциклопедия. Электронная версия (2017); https://bigenc.ru/user/content/articles/3822462/view
[11]Павлинов П. С., Кулаков В. А. БЕНУА // Большая российская энциклопедия. Электронная версия (2016); https://bigenc.ru.. /fine_art/text/1858900
[12]АПОЛЛОН // Большая российская энциклопедия. Электронная версия (2016); https://bigenc.ru/domestic_history/text/1824550
[13]https://gallerix.ru/storeroom/546/N/3051/ (иллюстрация на веб-сайте онлайн-музея "Gallerix").
[14]ТОВАРИЩЕСТВО ПЕРЕДВИЖНЫХ ХУДОЖЕСТВЕННЫХ ВЫСТАВОК // Большая российская энциклопедия. Электронная версия (2017); https://bigenc.ru/fine_art/text/4194638
[15]А. Н. Бенуа. Прогулка короля (1906 г.) https://muzei-mira.com/kartini_russkih_hudojnikov/294-progulka-korolya-aleksandr-nikolaevich-benua.html (иллюстрация на веб-сайте Музеи мира)
[16]На лекции демонстрировалось иллюстрированное А. Н. Бенуа издание «Медного всадника» (М.;Л., "Художественная литература", 1964).
[17]Суриц Е. Я. РУССКИЕ СЕЗОНЫ // Большая российская энциклопедия. Электронная версия (2017); https://bigenc.ru/theatre_and_cinema/text/3521404
[18]На лекции демонстрировалось иллюстрированное Билибиным издание «Сказки о Золотом петушке» 1962 года (издание Главного управления «Гознак»).
[19]ЛУБОК // Большая российская энциклопедия. Электронная версия (2017); https://bigenc.ru/fine_art/text/2149450
[20]Страницы по клавиру: М., «Музыка», 1977.
[21]«Городничий: Я пригласил вас, господа, с тем чтобы сообщить вам пренеприятное известие» («Ревизор», I действие, явление 1).
[22]«Летопись», с. 5. Эта песня помещена Корсаковым в сборнике «100 русских народных песен» в разделе «Плясовые песни» (№ 40).

5 мая 2000 г.

Контакты    © 2015–2019, О. В. Фраёнова