В раздел «Неопубликованное»  |   На главную страницу

В.П. Фраёнов

Римский-Корсаков. Лекция 6

«Сказание о невидимом граде Китеже и деве Февронии» (продолжение и окончание).

По поводу I действия. Оно имеет экспозиционный характер [на картины не делится]: музыкальная характеристика Февронии, а также и княжича Всеволода. Об особенностях музыки могу сказать следующее: это есть та самая, условно говоря, эпическая лирика. Полный покой. <…> Единство лирического начала и природы – то, с чем мы много встречались в [характеристике] Снегурочки, Волховы. Однако здесь необходимо отметить единство лирики и этического, вписанного в природу. Понимание природы в этом качестве, как религиозного начала, есть пантеизм, [просто говоря,] обожествление природы.

Не забудьте: эта [корсаковская] лирика и природа – один к одному с Нестеровым. Очень хорошая характеристика [образа] Февронии – сравнение с житийной иконой. Относительно красок у Римского-Корсакова: при всех замечательных оркестровых средствах, оркестр нигде [в этой опере] не оказывается блестящим, [главное здесь] – красота. Опять [аналогия] с Нестеровым: любая из его масляных картин [отличается], подобно фрескам, глубоким, но не интенсивным цветом. Вспоминайте картину «Димитрий-царевич убиенный».

[Яркий пример изобразительности музыки – в цифре 22:] внезапная модуляция из до-минора в си-минор с резким потемнением колорита на слове «потемки» (реплика Всеволода «Недосуг, хозяюшка, сидеть; / приспевают темные потемки»). При этом к теме леса [в h-moll] контрапунктом добавляются извилистые [хроматические пассажи у] басового кларнета и флейты на словах «Все тропы мне ведомы лесные, / я тебе дорогу покажу» (Феврония).

[нотный пример: ц. 22]

Форма очень ладная, очень складная. После первой большой сцены Февронии, с момента появления княжича, следует основная часть [цифра 18]: серия дуэтов, соединенных характерным речитативом и ариозо. [Некоторые] речитативы в старинном пятидольном размере [например, речитатив Февронии на 5/8 в цифре 21] [1]. <…> Серия небольших дуэтов или ариозо, при том что это первое действие. [В цифре 53 звучит труба из-за кулис], затем охотничий хор [цифра 54]. Затем княжич уходит, и появляется княжеский ловчий Федор Поярок, один из друзей. <…> [Цифра 63:] финальная сцена, главная [составляющая] которой – дружинный хор. <…> Действие заканчивается эффектно: впервые звучит лейтмотив Китежа – чуть ли не главный лейтмотив оперы (три трубы).

[нотный пример: лейтмотив Китежа]

Таким образом, [в I действии] три основных части. Периодический возврат темы леса [придает ему] внешнее сходство с рондообразной формой.

И еще один разговор: о тональностях. Если посмотреть в целом, то их три [основных]. Действие в си-миноре начинается, в фа-мажоре кончается, а посередине – ре-бемоль-мажор. Я думаю, это просто красочные ощущения. Си-минор – глубокая и темная тональность, дремучий лес. Ре-бемоль-мажор – тональность возвышенная, блестящая, радостная. ([Вспомните:] для Римского-Корсакова диезные тональности – больше тональности цветов, а бемольные – настроений). Впрочем, фа-мажор – зеленый, весенний, пасторальный.

Несколько словечек о II действии. Видите ли, в I действии действия как такового практически не было. II действие, что характерно для всякой эпической драматургии, сразу идёт в [другом] темпе. В начале II действия событий нет: в Малом Китеже собрался народ, ждут свадебный поезд, который поедет в Большой Китеж через Малый. Народ развлекается как может. Все действие это ряд картин. Сначала медведь. <…> [Обратите внимание] в особенности: как нечто пророческое звучит духовный стих [«Туры златорогие», цифра 72]. Текст подлинный, но в оригинале не Китеж, а Киев. Это вариационная, или вариантная, форма, причем проведение вариаций перемежается лейтмотивом Китежа. После духовного стиха хор «Господи, спаси нас и помилуй!» [цифра 77].

Чуть ли не основным событием становится выход Гришки. Лучшие люди [сговариваются:] ведь княгиня из простого народа [«Наши бабы взбеленилися, / не хотят невесте кланяться: / мол без роду и без племени»] и подпаивают Гришку [цифра 90: «Ты ступай в корчму заезжую, / пей вина пока душа берет, чтобы невесту веселей встречать, / по делом ее и честь воздать»].

Первое его выступление – цифра 89: лейтмотив Гришки, в основе – плясовое и скоморошье начало.

[нотный пример]

Примечательно, что этот лейтмотив будет изменяться очень сильно в зависимости от ситуации. Во всем это присутствует мысль: раз бога нет, то все можно.

[Цифра 99. Гришка выходит из корчмы: «Братцы, праздник у нас...». См об этом в Лекции 5.]

Цифра 101. Новый раздел. Приближается свадебный поезд [авторская ремарка: «Слышны бубенчики и наигрыш домр»]. Это одно из замечательных мест с замечательной оркестровкой. Кстати говоря, в 1-й редакции Римский-Корсаков использовал в оркестре народные инструменты, потом их снял. [Гармонический план]: малотерцовое соотношение по тональностям до, ля, ми-бемоль. Взаимодействуют тональность и периодические [симметричные] лады.

[Цифра 106] Начинается некая II часть. Прибывает Феврония, народ ее приветствует. [Цифра 110]: первая встреча Февронии и Гришки. <…>

[Цифра 118] Дружка: «заводите песню, девушки. Замечательный хор «Как по мостикам, / по калиновым». Перед 120 цифрой вторгается лейтмотив татар, [начиная с цифры 121 он звучит в основном виде].

[Картина нашествия.] Враги изображены именно такими, какими они предстают в народном творчестве: лишенными этнографической окраски. Они имеют в основном две темы: это [первый] лейтмотив в уменьшённом ладу (использована гамма тон-полутон)

[нотный пример из цифры 121]

и [второй лейтмотив] – русская народная песня «Про татарский полон» [«Как за речкою, да за Дарьею»] [2]. Эта песня, [в оригинале строго диатоническая, сразу же появляется в изменённом виде, с увеличенной секундой, и на протяжении оперы] звучит в разных гармонических вариантах.

[нотные примеры: Как за речкою в разных гармонических вариантах]

Хоровой плач «Ой беда идет, люди» (цифра 122). С одной стороны, близок фольклорному складу, с другой стороны, [основан на гамме] тон-полутон.

[нотный пример из цифры 122]

Звучит трижды, всякий раз выше и выше, [по малым терциям]. [Характерный для фольклора] троекратный повтор. «Нам незнамый доселе / и неслыханнно лютый / ныне ворог явился»: фантастическая сила, с которой то ли можно, то ли нельзя бороться.

И следует заключительная сцена [c. 123]: вражеское войско, [с цифры 129] сцена татар с Гришкой, [в цифре 136 молитва Февронии: «Боже, сотвори невидим Китеж град»]. И татары дальше идут на Большой Китеж.

Картину [нашествия] удобно делить на 3 части, очень разные и по содержанию, и по количеству [тем], и по темпу. Действие статично в начале, а дальше всё идет одно за другим [по нарастающей]. Чрезвычайное многообразие ритмов, темпов: и в этом тоже [сказывается] эпический принцип.

III действие включает две картины. 1-я картина: в Большом Китеже, полночь, площадь у Успенского собора. До Большого Китежа добрался один Федор Поярок с княжим отроком. Он рассказывает [с цифры 141, текст с пропусками реплик хора]: «Слушайте, честные хрестиане! / Вы врага не чуяли доселе… / Ныне же Господним попущеньем / на беду содеялось нам чудо. / Расступилась мать сыра-земля, / расседалась на две стороны, / выпускала силу вражию. / Бесы, люди ли, не ведомо: / все как есть в булат закованы, / с ними сам их нечестивый царь. / Много ль счетом их, не ведаю, / а от скрипу их тележного / да от ржанья борзых комоней / за семь верст речей не выслушать; / а от пару лошадиного / само солнышко померкнуло»…

Особое внимание обратите на самый центр картины: ария князя Юрия [цифра 155]. Один из самых замечательных образов [басовой арии]. С чем бы сравнить… ну разве с [монологом] Пимена [«Борис Годунов»], по производимому впечатлению. Прежде всего, это не просто ария. Бельский сумел воспроизвести жанр [древнерусской литературы] – «слово» [3]. Суровая речь, [в начале –] гармония с бестерцовыми созвучиями. Рассуждает о смысле жизни. Обратите внимание: [слова] «А слава, богатство куда пойдут?» [звучат вместе с] лейтмотивом Китежа в си-миноре [3 такта до цифры 157]. И тут же [«О, Китеж мой, мать городам всем!», цифра 157] лейтмотив Китежа – в ми-бемоль-мажоре [в сияющем тембре] валторн. Это одно из таких мест, которые остаются в памяти людей навсегда.

Кроме гармонии, [примечательно] каноническое изложение [в цифре 156]. Звучит потрясающие, не могу объяснить почему. Каноническая секвенция, удивительное плетение голосов: альт и английский рожок – виолончель и бас-кларнет.

[нотный пример: выбрать, что именно?]

Большая сцена – видение Отрока [с цифры 160]. Он всходит на колокольню, все поют молитву [«Чудная небесная царица»]. Это одно из самых по-настоящему страшных мест. Унисон мужского хора, обороты знаменного распева, «милостью великой не остави»… Наложение си-бемоль-минора и… потрясающе, надо слушать. [В первом видении Отрока, с цифры 162] – еще один лейтмотив татар: топот конницы, [в цифре 163 он звучит] вместе с лейтмотивом из народной песни [«Про татарский полон»]. [Цифра 166. Князь Юрий:] «Ох, страшна десница Божия!». Второй раз молятся [цифра 167], си-минор. Второе видение Отрока [цифра 168] – на лейтмотиве Китежа [картина разорения]. В третий раз [цифра 171] – хор a cappella, с имитациями. Третье видение [цифра 173] – прошу оценить текст: «Пусто шоломя [4] окатисто, / что над Светлым Яром озером, / белым облаком одеяно, / что фатою светоносною». Тема исчезающего града: один из важнейших лейтмотивов оперы.

[нотный пример]

Дальше события развиваются следующим образом. Княжич Всеволод [цифра 175]: «Умирать нам лепо ль с женами, / за стенами укрываючись, / не видав врага лицом к лицу?». Дружина запевает песню и идет на бой с врагом, предвидя конец. После ухода дружины все оставшиеся… одна из удивительнейших картин: исчезновение града Китежа [с цифры 179]. Гармонические детали… слова… <…> сами собой колокола звонят…

Переход от 1-й к 2-й картине – [симфоническая картина] «Сеча при Керженце». [В театре обычно идет при закрытом занавесе, имеющем] декор батальной сцены. Написана в первой форме рондо. Это сложная 3-частная форма с разработкой [5], но форма здесь такая, которая, [как это бывает] у Римского-Корсакова, сама имеет изобразительное значение. Вступление на основе двух лейтмотивов татар, 1-й [в уменьшённом ладу] проводится неоднократно от разных ступеней, [с цифры 190] – с полифоническим изложением. Одновременно - лейтмотив татарской конницы. Цифра 192 – главная тема (А) в си-бемоль-миноре, это хор дружины княжича [из 1-й картины]. В басу одновременно – тема татарской конницы. Цифра 193 – середина простой 3-частной формы: контрапунктируют три темы: к двум упомянутым добавляется «про татарский полон». Цифра 195 – реприза простой 3-частной формы. Цифра 196 – средняя часть (B), тема «про татарский полон» проводится в виде канона, плюс татарская конница. Все самое интересное происходит в репризе сложной формы (А’, цифра 201), которая основана только на татарских темах. Программный смысл этого совершенно ясен.

2-я картина: поначалу – озеро Светлояр, [«берег, где стоит Великий Китеж, окутан густым туманом» (с. 192)]. В татарском стане делят добычу, кому-то достается Феврония. Все засыпают. Сначала ее плач по убитому Всеволоду [цифра 222]. Потом они вместе с Гришкой утекли. Утром в озере видно отражение невидимого града и раздается колокольный звон [цифра 241], татары испугались и убежали.

IV действие – фактически кантата. Действие останавливается. <…>. Феврония с Гришкой оказываются в лесу, где и заканчивается их диалог: Гришке чудится бес. Феврония остается одна. По существу говоря, она умирает, растворяется в фантастически прекрасной природе. Все, что было в I действии, [здесь предстает] в еще более колоритном плане. <…>.

[прослушивание: ]


[1]Елена Михайловна считала народный пятисложник «одним из старейших неклассических размеров русской поэзии» и подчёркивала его особое значение для русской музыкально-поэтической традиции. См. об этом подробно: Фраёнова Е.М. Национальные свойства ритмики М.И. Глинки // О Глинке. Сборник статей к 200-летию со дня рождения. М., 2005.
[2]Римский Корсаков поместил её в своём сборнике «100 русских народных песен» (№7).
[3]См., напр.: Ранчин А.М. СЛОВО О ПОГИБЕЛИ РУССКОЙ ЗЕМЛИ // Большая российская энциклопедия. Электронная версия (2017); https://bigenc.ru/user/content/articles/3838078/view
[4]Шоломя – гора, холм.
[5]Форма «Сечи при Керженце» уточнена по отметкам, сделанным рукой Виктора Павловича в клавире оперы.

31 марта 2000 г.

Контакты    © 2015–2019, О. В. Фраёнова